Женщина, которая носит мужские духи, — вполне сводящее с ума противоречие. Пахнет то ли предстоящей битвой, то ли она уже выскользнула из мужских объятий, встала со смятых простыней. Натянула обратно все лямочки и вышла в день, продолжая нести внутри терпкую сладость случившегося.
Или даже не было никаких лямок — выбирая между сбруей из сложных кружев и голой кожей, опираешься на свою естественную дикость. Потому что главный приоритет — двигаться и дышать свободно. Если ты дышишь — в тебе полно кислорода, и окружающих тоже внезапно как-то отпускает рядом. Они даже могут подумать, что дышат тобой, отчасти так и есть, но на самом деле постепенно они уже своей рукой расстегивают тугие пуговицы или распускают волосы или ослабляют узел галстука. Чувство внутренней свободы заразительно.

А мужчина чаще всего так и не догадывается, что на вас одна и та же туалетная вода. Парфюмеры не особо скрывают этот удобный факт: не нужно никаких специальных унисекс-духов «для двоих» — в силу гормональных причин один и тот же запах на мужской и женской коже будет звучать по-разному. Это как галстук или мужская рубашка на женщине. Иногда даже адаптировать не нужно — надеваешь и сразу демонстрируешь миру другую себя. А в воздухе повисает ощущение легкой опасности и больших возможностей, как в зазоре между словами «стоп!» и «еще!». К черту нежных фей в летящих платьях из рекламы женских ароматов — когда твоя история другая, именно ее и нужно рассказывать.

Аромат туалетной воды, как «якорь», активизирует в нас то, к чему мы притянулись в другом человеке, то, что есть и в нас самих. Но порой в это сложно поверить. Как принять в себе такого масштаба силу или сексуальность или простоту или внутреннюю устойчивость? И привыкание к новому аромату, как к открывшимся граням себя, идет несколько дней: запах кажется притягательным, но слишком ярким. К слову, и тонкость мужчины тоже открывается не сразу, надо дать время, ласково и уверенно выдерживая его внешнюю жестковатость. Постепенно защиты и маски тают, как резкий запах спирта свежевылитых на кожу духов.

Я снимаю запахи с мужчин. Светского поцелуя в щеку достаточно, чтобы оценить аромат туалетной воды и если он мне нравится (как нравится его обладатель), просто, без обиняков, спрашиваю: какая у тебя туалетная вода? я хочу ее носить!
Как выразился один мой друг: «Получается, через запах мужчины всегда невидимо присутствуют рядом с тобой? Как твои «союзники»?». Чудесная аллегория: по Кастанеде, союзник — сущность тонкого плана, которую человек может пригласить в свою жизнь как советчика, источник помощи и силы.

Но ответ с психологического поля куда забавнее: вся сила уже внутри, а мой Внутренний Мужчина — он во многом такой же, как и настоящий, любимый мужчина во мне, и во многом такой же, как мужчина, в чьи духи я попутно влюбилась.
Другие люди привлекают нас отражением наших же собственных качеств. Человек не способен распознать то, что ему совершенно не знакомо, то, для чего он не имеет «ярлыков» в своей картине мира. Поэтому если задуматься и назвать, что привлекает нас в другом, мы назовем именно те качества, которые есть и в нас самих, в более или менее проявленном виде. Только признать в себе черты, свойственные представителям противоположного пола, бывает не так легко в силу традиционных представлений социума о том, какой должна быть, например, «настоящая женщина» (в обратную сторону, для мужчин, это работает точно так же — непривычно признавать за собой мягкость, чуткость, уязвимость). Через притяжение к другому человеку или детали-метафоры вроде запаха его духов интеграция своих собственных частей личности осуществляется легче и объясняется позже взаимным влиянием.

В какой-то момент становится возможным играть в дуэте, меняясь своими мужскими и женскими проявлениями вне зависимости от пола, ведь в нас живут обе части. Когда не отталкиваешь ни одну из своих ярких граней, учишься с удовольствием носить всё это в себе и на себе, тогда обнаруживается, что мир под названием ТЫ просто огромный.

…Так как называются твои духи?..

Комментарии закрыты.