В общем, дошла до мысли какой: в Европу я точно влюблена, а с Азией у меня — любовь.
Потому что «старушка» — это миллион красивых картинок, от вечерних улиц с подсвеченными камерными ресторанчиками до обожаемых мною готических Мадонн с зацелованными неприлично горящими губами… Это миллион изысканных ощущений — полупрозрачного черного платья в пол, надетого в Ватикан (муж: «Как продавцы экскурсий на улице распознают в нас русских? Ну, хорошо, у меня светлые волосы… И что? Ах да, конечно! Платье! Твое платье!»), до балеток, скользящих по неровным камням мостовых… Европа — это миллион приличий и шок продавщиц в маленьком дамском магазине в Праге, когда я задираю юбку и показываю кружевную резинку, отчаявшись объяснить на чешском, что нужны мне чулки, чулки, не колготки!..
Каждый раз в Европе я наслаждаюсь этим благородством и чистотой, своей столь уместной здесь гордой осанкой, расслабленностью и одновременно глубоким чувством собственного достоинства каждого человека, вплоть до младшего продавца в овощной лавке. Я улыбаюсь и впитываю окружающую красоту, благопристойность, трудолюбие, уважение и бережность друг к другу. Но все время внутри меня, на самом дне, как камушек в озере, покоится вопрос: «И что?..». Он не тревожит и не мешает наслаждаться, но я не смогла бы поселиться здесь навсегда, не ответив себе на него. Одних только благоустроенности и эстетики недостаточно. Я ведь чертовски требовательная девчонка))

Азия.

Нет! Сначала про любовь. Все мои записки на одну и ту же неоригинальную тему. Вернее, две крайне неоригинальные темы — любовь и путешествия. Саморазвитие тоже, но чем дальше, тем тише я о нем говорю. В конце концов обнаружилось, что откровениями этого порядка лучше всего делиться ночью — в темноте, рука в руке, глядя в потолок, покачиваясь на одной волне интуитивного считывания мыслей и ощущений друг друга.

Так вот. Относительно недавно обнаружила, каким великим тренингом любви и принятия являются путешествия! Раньше я любила, ездила куда-то пару раз в году, много ходила по психологическим семинарам, где учили очищать свои чувства от эгоистических примесей. Но одного партнера мало, чтобы убедиться, удается ли теперь любить безусловно. Когда сталкиваешься с другой культурой, другой историей и от нее — национальным характером, другим языком, географическими точками, с десятками людей, с которыми столько внешних различий — вот это славная проверка! Когда просыпаешься в 5 утра в плацкарте из-за громких разговоров всего вагона разом, когда тащишь рюкзак в 13 кг и ругаешься с рикшей, который привез черт знает куда, а теперь играет в «несознанку», мотает башкой и мычит, когда в этой глуши не слышали про интернет 3G или продавщицы в сияющем торговом центре странно смотрят на твои запыленные кеды, когда тебя не понимают ни на английском, ни на местном языке в твоем жалком воспроизведении, когда садишься ночью в такси в неизвестном месте, когда ты — свой среди своих в любой точке мира, но просто выглядишь чужаком… Всего лишь выглядишь…

Я для себя вывела такую формулу. Жить вместе стоит не только тем людям, что дополняют друг друга, помогают развиваться и т.д., но и тем, кто просто может ВЫНОСИТЬ друг друга на близком расстоянии долгое время. Кому придурь партнера кажется милой особенностью. И пока все это так — да, да, да, однозначно стоит спать в одной постели, обзываться смешными прозвищами и выяснять отношения, не расцепляя рук, не отводя взгляда. Образно говоря или фактически. Потому что это и есть любовь.

И именно так у меня с Азией. Трижды комментирую свой заказ в ресторане на китайском. Обыкновенный жареный рис с овощами. Специально выучила на все лады: «Без мяса, пожалуйста!», «Я вегетарианка», «Я не ем мясо, яйца, рыбу».
Милые китайцы сбиваются с ног, меня обслуживают сразу 2-3 человека, они подбегают, уточняют, тыкают в меню, смеются, разглядывают меня… В результате заказ перепутан, наполовину забыт от стараний, но, наконец, приносят мой рис и подливку к нему. В чашке плавает кусок мяса. Я устраиваю истерику, снабдив всё те же фразы про вегетарианство страшными глазами и повышением голоса на несколько тонов. Китайцы напуганы, мясо исчезает со стола, заменяется кукурузной похлебкой. На всякий случай ко мне подходят еще раз пять, аккуратно убеждаясь в том, что теперь я спокойно жую и выгляжу вполне довольной жизнью. Решаю ходить в этот ресторан, пока они не запомнят меня и мои заказы, либо пока не научусь объяснять совершенно доходчиво.
Кстати, в очередной раз замечаю, что эмоции в Азии работают поверх языковых барьеров — сразу всем все понятно.

Еще зарисовки.

На зеленый сигнал светофора переходить дорогу здесь нельзя. Вернее, можно, но это не безопаснее, чем на красный — летит запоздавший автобус, с боковой улицы поворачивает множество машин, навстречу едут десятки водителей на мопедах (им вообще лучше всего — пользуются преимуществами и автотранспорта, и пешеходов, то есть не останавливаются на светофор практически никогда). Но несмотря на внешнюю беспардонность все очень чутко реагируют на малейший отпор. Поэтому тормозить автомобиль можно уверенным движением бедра или ладони: «Хэй, друг, дай пройти, ага?..».
Азиаты без всякого стеснения разглядывают «белых обезьянок» всегда и везде. Хотя в Китае цвет кожи не бросается в глаза, как, например, в Индии, и я лично разницы не ощущаю. Но в гостинице администратор на стойке предложит обменяться мэйлами и подружиться. В кафе подойдут и задвинут хвалебный спич на китайском. В супермаркете кассир еще на входе будет энергично махать рукой. А Андрюхе тут массажистка в салоне беспалевно предложила взять ее с собой в Россию (детка, ты не представляешь, о чем просишь!.. замерзнешь же к чертям!)))) Если в руках у тебя телефон, обязательно кто-нибудь будет в него смотреть через твое плечо. Полный kindergarten! Азиаты простодушны, хитры, милы и по-детски открыты. Попросила своего местного китайского друга Тэрри проверить мой небольшой self-introduction, который сочинила на китайском. А потом записать мне его на диктофон и прислать, чтобы я учила этот базовый текст с правильным произношением. Милый человек с радостью согласился мне помочь — попытки европейца изучать местный язык вызывают в Азии большое воодушевление.

Вот такие реалии.

И проживая их, я думаю…никогда не могла предположить, что окажусь в подобной ситуации, ведь — родители, друзья, русский язык, любимый Питер, русская культура!.. Но — вот она, честная и страшная мысль, которую вынашиваю уже пару месяцев и теперь могу в ней признаться: я не хочу возвращаться жить в Россию. По крайней мере, сейчас. Может, когда-то что-то изменится. Конечно, Азия небезопасна — почти как Родина. И бесконечно безопасна — если веришь Богу, своей чуйке и, в целом, в доброту человеческую. Она радушна, тепла, гостеприимна — если тебя не беспокоит, что ты здесь все равно никогда не будешь на 100% своим, если некоторая отделенность не пугает. Азия наполнена для меня смыслами, духовными и культурными, она душевна, загадочна, роскошна и обглодана, противоречива, как жизнь, но я могу выносить ее, я с ней в ладу. И люблю ее. Нелепо, необъяснимо, неровно, нежно. Как это только и может быть…


(отрывок из книги «На ладонях Азии»)

Комментарии закрыты.