Веда Рам — это и имя, и стиль изобразительного искусства.
Веда — и художница, и иллюстратор, и ведущая классов по рисованию, и певица, и автор стихов.
География ее проектов — и Россия, и Украина, и Индия.
Встреча с человеком, в котором так много смеха, мудрости и творческого опыта, что проще убрать вопросы, оставив только прямую речь.

 

О первых проектах

11062395_862678130467564_1377648425719705937_nПока я училась в Киеве, в институте, на художника-графика, у меня было много свободного времени, но не было своего стиля. Своему стилю ведь невозможно научить, потому что он отображает душу художника или, как минимум, его состояние на каком-то этапе жизни.

После первого курса, когда стало уже неудобно просить у родителей деньги, я начала во время каникул рисовать шаржи на набережной моего родного города Евпатории. Так продолжалось четыре года: один-два летних месяца работала и денег хватало чуть ли ни на весь учебный год.
Помимо прочего, этот опыт был отличной тренировкой силы мысли. Например, мне не хотелось зазывать людей, а хотелось, чтобы они сами выстраивались в очередь ко мне (смеется). И я придумала мантру, очень простую — «Очередь!». Мантрой ты настраиваешь себя и пространство на желаемое развитие событий — вообще это сильная вещь . Вот так я и шла на работу, проговаривая внутри убежденно: очередь, очередь, очередь! И с первого же дня, когда я стала так делать, люди меня уже ждали. Однажды какая-то семья целых 2,5 часа стояла в очереди, чтобы нарисовать своих малышей-близнецов! А другой клиент сказал мне, что размышлял так: ну, буду как-нибудь на неделе проходить мимо, никого не будет — тогда и нарисуюсь! Неделю ходил, а такой ситуации не было и в результате я рисовала его уже в ночи, при свете фонарей, когда закончила с остальными желающими.

Опыт «уличных выступлений» очень важен, чтобы набить руку, разобраться с сопутствующими творчеству ситуациями. Но мне не хотелось так работать постоянно, не хотелось заниматься развлечением людей на конвейере.
Тогда я просто решила остановиться и задать себе вопрос: «А чего я хочу?». Это очень важный вопрос, даже если ты не можешь сразу дать ответ, надо посидеть и как-то сформулировать, поискать. Логику, рациональность никто не отменял, сердце и ум — вместе.
Так я поняла, что мне интересно иллюстрировать книжки. Следующим летом я заработала те же деньги, что раньше получала за шаржи, только уже занимаясь иллюстрированием книги одного своего московского друга. Потом пробовала работать в издательствах, но мне гораздо спокойнее и свободнее работать над проектами, которые создают друзья. Очень уж приятно получать зарплату из рук человека, с которым у тебя добрые личные отношения, а не просто рабоче-формальные.

12178496.e3262uc9h8Момент, когда родился мой стиль, вплоть до дня, я навсегда запомнила.
Имя Веда мне дал мой духовный учитель, а Рам — это отсылка к древнеиндийскому богу Раме, который является воплощением сострадательности и следования дхарме, своему пути. В то время я делала свою личную практику: при встрече с каждым человеком училась видеть и концентрироваться на его божественной части, на душе, можно сказать. Вдохновлялась тем прекрасным, что видела в людях, и рисовала много портретов.
Тогда же у меня сформировалось мировоззрение, с которым живу и работаю по сей день: это не я рисую, это Бог рисует. Меня эта мысль всегда воодушевляет.

Так, к окончанию института уже было несколько книжек, которые я проиллюстрировала для друзей, и была почти готова выставка цикла картин, включая несколько портретов, созданных по мотивам медитаций. У меня постепенно появлялись связи в Москве, правда, в основном это были люди, занимающиеся духовным развитием. Получилось так, что столица для меня всегда была местом, где поются мантры, где проходят разные практики, где меня встречали, поселяли у себя в гостях и всячески заботились. А ведь я иногда приезжала с сотней рублей в кармане! (смеется)
Мой переезд в Москву день в день совпал с открытием выставки моих картин, приуроченной к Международному Трансперсональному Конгрессу. Меня еще спрашивали: а как ты договорилась, чтобы твои картины тут висели? Да никак я не договаривалась! Один мой друг помогал организаторам с аппаратурой для мероприятия и, поскольку ему мои картины очень нравились, предложил их там повесить — они подходили по теме. На следующий же день появился покупатель. Это второй после меня человек, у которого такое количество моих работ на бумаге, около 30.

 

О том, как рождается картина

Я предпочитаю рисовать индивидуально под заказ — так мне проще расстаться с картиной, нет эмоциональной привязки, которая существует, когда изначально пишешь для себя.
Если человеку приглянулось что-то из существующих моих полотен и он просит сделать копию, то я, конечно, берусь, но все равно обычно получается совершенно новая картина :)
А когда это какой-то сюжет, которого у меня еще не было, то для настройки на работу мне нужно, чтобы заказчик буквально излил душу. Мы можем несколько часов проговорить, чтобы выяснить его подлинный запрос. Обычно это что-то очень личное и отчасти эзотерическое. Например, для одной женщины я рисовала душу ее ребенка, который ушел очень рано и она продолжала чувствовать определенную связь с ним. Ей хотелось сохранить в материальном мире подтверждение тому, что этот человечек был.
Люди все равно так или иначе отталкиваются от сюжетов моих картин, а поскольку там очень много женщин, беременных женщин и женщин с детьми, то и заказывают картины чаще всего семьи, молодые и будущие мамы.

Я не могу жить и работать с людьми, с которыми у нас нет любви. Поэтому в основном берусь за проекты, которые связаны с моими друзьями (кстати, часто ими становятся мои заказчики). Мне обязательно нужно чувствовать связь, эмоциональный контакт, нужно, чтобы человек мне доверял, верил в то, что вместе мы придем к наилучшему результату, даже если он будет отличаться от изначальной задмуки. Потому что я — только инструмент. Есть изначальный запрос от человека, и с моей помощью он воплощается.
Недавно была такая ситуация: люди заказали копию одной моей картины, но изначально чувствовалось, что они сомневаются, с их стороны было много вопросов про возможность «отката назад», если им не понравится результат… Я начала работу, но в процессе постепенно перестала смотреть на оригинал (улыбается)… Получилось перекликающееся с первой картиной, но все-таки другое полотно, которое всем понравилось. Кроме заказчиков. Что ж, так бывает. Я не расстроилась, потому что главное — картина понравилась мне самой. Сейчас она висит в московском центре «Открытый мир» среди нескольких других моих работ.

 

О разных способах рисования

Есть картины, которые я рисую на холстах, в Москве.

Есть те, которые потом переношу на ткань, а изначально они появляются на бумаге — вдохновение часто настигает в дороге, в путешествиях. Правда, некоторая часть таких работ пока лежит дома и ждет, когда к очередному фестивалю или мероприятию я напечатаю их на ткани (в отличие от холста, габардин — это более доступный для большинства людей формат «картины» и из-за невысокой цены, и из-за возможности транспортировки). Созданное на холсте с технической точки зрения уже сложновато превращать во что-то другое, поэтому я их так и оставляю — картинами. И они довольно быстро находят своего хозяина.

12549134_921959177872792_2718092062518959657_nОчень люблю рисовать во время музыкальных концертов или йогических практик. Часто это благотворительные акции — для меня готовят холст и я рисую прямо на сцене или рядом со сценой, пока мои друзья играют или «крутят» 108 кругов Сурья Намаскар (недавно такой йога-марафон проходил в пространстве Artplay). Потом картина продается, деньги идут на разные благотворительные проекты.

В Индии подобное тоже частенько проходит — в моем любимом Арамболе есть пространство под названием ASH, оно вмещает до 700 человек. Однажды картину, за 2-3 часа нарисованную там во время концерта, у меня купила индийская женщина. Картина была здоровая и на ДСП, ты представляешь, что это такое? За ней даже пригнали машину. А изображена там была инопланетянка.

Мне очень нравятся такие мероприятия, музыка совершенно отключает ум. И я рисую немного не в своем фирменном стиле ВедаРам, а как будто на стыке ВедаРам и стиля, в котором иллюстрирую детские книжки. Но вообще очень многое зависит от музыки, под которую рисую.

 

О пении и преподавании

Мне нравятся процессы, которые происходят как бы «вне ума». Так я не только рисую, но и пою, пишу стихи. Стихи, правда, пореже приходят, я чувствую, что это для меня совсем неуправляемый с точки зрения ума процесс.

10930141_825132284222149_2014758394531072397_nС пением вот какая история — есть определенное количество музыкантов, опять же моих друзей, периодически мы стихийно образуем коллективы и выступаем. Кто-то потом уезжает в Индию, кто-то едет жить в другие города, поэтому состав часто меняется. Каждый Новый год мы играем на нескольких корпоративах — поем мантры, песни на стихи моей подруги Елены Вагнер и на стихи Цветаевой, импровизируем самостоятельно…
Сейчас я стала больше заниматься вокалом, потому что мои друзья и близкие к этому побуждают, но еще полгода назад не знала, как мне в этом деле развиваться и нужно ли. У меня ничего другого не было, кроме такой внутренней молитвы: Господи, пой через меня! И вскоре начала чувствовать, что появляются новые особенности и грани вокала, которые я не развивала специально, о которых умом даже не думала. В этот момент мой ум скорее удивленно наблюдал за происходящим.

Еще я преподаю рисование для взрослых. Это совершенно прекрасное ощущение — быть немного «мамочкой» для них. Хотя основная масса присутствующих на моих занятиях сами являются мамами 2-3 детей, бабушками или же находятся в положении. Да, спонтанно и неконтролируемо сложилась настоящая традиция: на моем занятии обязательно оказывается хотя бы одна беременная женщина!

 

Об отношении к беременности

Конечно, я размышляла, почему на моих картинах так много женщин, особенно будущих матерей. Это какая-то особенная связь с беременными, я уже давно заметила. Началось все несколько лет назад в моем любимом месте в Крыму, в поселке Орджоникидзе, что между Коктебелем и Феодосией. В один из первых моих приездов туда рядом проходили программы для молодых семей — о родах в воду, о практиках для беременных и для малышей. Это вдохновило меня на целую серию картин. И видимо, эта атмосфера наложила отпечаток на все мое дальнейшее творчество :) Мне нравится состояние беременности — для мужчины тоже, «беременность» идеей, проектом… Эта творящая энергия очень привлекает.

Интересно, что картина энергетически рождается в первые 3-5 часов, когда она еще в карандаше или цветов в ней совсем немного. А все, что дальше — это уже дорисовка, доведение до ума. Тут тоже, как с беременностью, главное закладывается на первых этапах.

 

О странностях «типичного художника»

Я никогда не работала вне творческой среды, поэтому то, что для кого-то — «странно», для меня — «норма». И ко многому меня подготовил папа. Он тоже художник, только, в отличие от меня, самоучка. Купил как-то книжку «Академический рисунок», научился по ней делать этюды, а потом копии с Айвазовского и других художников: «Ну а что? Там же все написано!». Ага, действительно :)
Моих родителей познакомили общие друзья, сказали папе: «Вон, подойди к той девушке, она такая же странная, как ты!». Поэтому я с детства привыкла к тому, что папа нас с мамой дразнил странными, да и вообще слово это имеет хорошее значение.

Если честно, мне и самой понятно, что я странная. Так что меня такие слова не пугают. Доброе такое сумасшествие. Ну и пусть. Вообще большую часть времени я как живу словно в другом мире. Не соприкасаюсь с агрессивностью и жесткостью, а если случается, то для меня это показатель, что я пошла куда-то не в ту сторону. Я сразу обдумыванию ситуацию, и еще помогает молитва за тех, кто несет такую энергию.
Сумасшествие же, каким его понимает большинство людей, недоброе, и связано оно, мне кажется, с плохими мыслями самого человека. Тогда это приносит несчастье и ему самому, и окружающим его людям.
А я просто свободный человек, мне нравится жить такой жизнью, какой я живу — мне проще в лес уйти, чем жить по-другому. Вот и все.

 

О вдохновении

Вдохновение — такая штука…для меня уже профессиональная. На начальном этапе — да, ты от него зависишь. Но к какому-то моменту проектов становится так много, что человек должен научиться входить в состояние вдохновения тогда, когда это нужно. Для этого очень важно суметь организовать себе настраивающее на творчество пространство и специально выделить время, чтобы никуда не надо было бежать или что-то еще делать. Также, как я уже упоминала, помогает просьба о том, чтобы быть инструментом в руках Бога.

Кстати, бывает, я использую какую-нибудь самостоятельно придуманную мантру, например, моя любимая — фраза «Я гений!», а до этого была «Я могу!» — потому что очень важна уверенность в себе, как в творчески плодовитой личности, уверенность в поддержке со стороны мира. Ты как бы выключаешь на некоторое время свой ум, не позволяешь ему думать негативно, из серии: вот, я не знаю, с чего начать, у меня не получается, а вдруг никогда больше не получится и т.д.
В результате вдохновение всегда оказывается там, где на него настраиваются!

 

О ценностях творческого человека

Я обязательно молюсь перед началом работы. Это основной принцип моей деятельности — вообще по жизни — просить Бога, чтобы он через меня проявлялся, рисовал через меня, пел через меня. И тогда, когда меня хвалят или, наоборот, не понимают того, что было создано, у меня внутри все остается спокойно. Хотя, конечно, я радуюсь, когда рады и другие люди. Но такой подход защищает меня от собственнических настроений по отношению к творчеству. Когда стиль ВедаРам зарождался, я сталкивалась в себе с таким: это мое! это я! Когда ты приписываешь себе, проявляется эго. И оно либо боится напортачить в процессе и останавливается раньше времени, либо испытывает неприятные переживания, когда что-то не получается и тоже останавливается. А когда ты понимаешь, что это Бог творит, ты просто делаешь то, что должен, постоянно находясь в состоянии веры, находясь в состоянии инструмента.

11220912_835827336485977_4440685041806054268_nСвязь с божественным легко потерять. Например, когда я не рисую, мне становится очень плохо, мне кажется, я даже умереть могу. Это сложно сформулировать, но чем выше поднимаешься, тем больнее падать, тем сильнее контраст. И ты уже безошибочно понимаешь: происходит что-то не то. Может, это у меня миссия такая и когда я ее не выполняю — теряю эту связь. Мне кажется, чтобы чувствовать божественное присутствие, обязательно надо в течение дня хотя бы несколько минут находиться в состоянии «безмыслия». Когда я начинаю рисовать, со мной именно это и случается. Такая внутренняя тишина — как водопад, очищает от лишнего. Потому что вокруг так много всего…

Я сейчас вспомнила одну острую ситуацию где-то двухлетней давности, когда я так «упала» — просто сказала неправду, не то, что чувствовала на самом деле, не то, чего хотела на самом деле. Вроде ерунда, да? А для меня получилось так, что этими словами я предала то, во что верила, что было для меня ценно. И тогда мой внутренний разлад стал транслироваться наружу: неверные действия, неблагостное состояние, выпадение из потока жизни и момента «сейчас», очень много мыслей о прошлом, волнений о будущем, потеря доверия к миру…
Сегодня, вспоминая эту ситуацию, я бы хотела, чтобы ее просто не было. Потому что такие моменты — как шрамы, навсегда остаются. Другим этот шрам не виден, но я про себя запомнила: самое важное — это оставаться приверженной своему пути, своим идеалам, своей внутренней правде, оставаться в моменте «сейчас», в контакте со своим сердцем. Не предавать любовь. Что бы это ни значило, как бы ни проявлялось в жизни. Ведь любовь если пришла — она не обязательно для отношений, может, эта энергия нужна для вдохновения, может, для внутреннего преображения… И этого вполне достаточно.

Просто принимать, просто ценить то, что дано, просто наблюдать это чувство и как оно тебя трансформирует. Ну вот, я как-то так плавно перешла на тему любви… Наверное, потому что жить и не любить, творить и не любить — для меня невозможно.

Комментарии закрыты.