Мы договариваемся о «встрече» в скайпе за несколько дней и созваниваемся прямо с утра. Специалист по натуральным средствам ухода за собой и аюрведе (прим. автора: аюрведа — древняя система индийской альтернативной медицины), автор семинаров и статей, мама троих детей, придерживающаяся максимально здорового и одновременно очень насыщенного режима дня, Анна Жижина рассказывает о своем пути из экономики во врачевание, о паузах и потере иллюзий, внутренних опорах и философской базе, которые помогли найти любимое дело и стать в нем профессионалом.

— Аня, насчет изготовления аюрведической косметики все более или менее ясно благодаря твоему сайту, а вот про два других твоих проекта, обучающие семинары и «женскую банную группу», информации гораздо меньше. Можешь рассказать о них?
a2

— Это не совсем новые для меня проекты, скорее, они обрели новую жизнь сейчас.
Несколько лет назад я вела блог, посвященный аюрведической косметике, и многие люди просили меня показать, как изготовить ее самостоятельно. Потому что по описанию все это выглядит гораздо сложнее, чем оказывается на деле.
Именно тогда были написаны основные обучающие курсы: «Изготовление ежедневного ухода для лица», «Изготовление ежедневного ухода для тела», «Еженедельный уход за лицом» (массажные техники и рецепты масок) и «Абхъянга в домашних условиях» (прим. автора: абхъянга — аюрведический масляный массаж тела).

Вот такие основные четыре курса я и читала какое-то время. Потом взяла паузу, переключившись на другие, более интересные для меня на тот момент темы. Года полтора назад в разговоре с представителем Аюрведамаркет (это крупнейший магазин аюрведических препаратов в России) я упомянула про свои семинары и они захотели, чтобы я провела обучение на их площадке. Так все и завертелось снова.
А «банная группа»…это отзвуки моего прежнего увлечения старославянским целительством, я тогда училась делать старославянский массаж – лаженье — и конечно же, начала ходить в баню. Сначала пошла в общественную — вдохновилась примером женщин возраста 70+ с абсолютно гладкими попами! Ну, думаю, мне такое тоже надо! Но в общественной бане есть большой минус — там очень сильно топят, что не здорово. К тому же есть проблема с тем, чтобы потом посидеть и попить чаю спокойно. В общем, постепенно я собрала свою женскую банную группу, и она существует уже пять лет, многие участницы ходят все это время. Мы следуем традиционному ритуалу: приветствуем Банника (это банный дух), подносим ему маленькое угощение, паримся вениками, делаем выкатку солью…
Но этот опыт интересен для меня и с психологической стороны. Вообще-то, по правилам, и в парной и в чайной надо соблюдать молчание, сосредоточившись на процессе очищения. Но это же женская группа, ты понимаешь! (смеется) Я переживала, что разговоры не замолкают практически ни на минуту, а как же правила? Как же концентрация и замедление? Однако в какой-то момент я осознала, что эти разговоры необходимы, и возможно, они имеют даже более сильный терапевтический эффект, чем само парение. Потому что найти доброжелательный женский круг не так уж и просто. Мы часто работаем среди женщин, находимся в семье среди женщин, но чтобы это был круг опеки, защиты и принятия…у нас получилось сформировать такое пространство.

— Так вкусно об этом рассказываешь… А в каких еще областях ты пробовала себя до того, как пришла к аюрведе?

— Вообще-то я рисовала всю жизнь и в детстве хотела стать художником, но когда заканчивала школу, в стране уже были сложные времена. Родители сказали, что если я и дальше буду заниматься только рисованием, то зарабатывать смогу разве что покраской заборов. Поэтому я пошла получать образование, которое тогда получали все, — экономическое. После выпуска пару лет поработала, прошла путь от помощника до экономиста, но, знаешь, все равно было вот это ощущение…«не взлетает»!
И тогда я решила получить еще одно высшее образование, в дипломе у меня написано «имиджмейкер-психолог». Но уже в процессе учебы и дальше при работе с людьми поняла, что это тоже вряд ли мне подойдет, потому что тема такая деликатная, а действовать нужно безжалостно — ломать старую систему, облик, к которому человек уже привык, и насаждать, навязывать ему что-то новое. В профессии имиджмейкера недаром есть эта вторая часть «психолог» — невозможно изменить человека внешне, не поработав с его «нутром». Например, часто стилист делает «как красиво», а ведь нужно создавать образ, исходя из задач клиента.
Приведу пример на себе: у меня контрастная внешность и достаточно сильный характер, по идее, мне должны идти яркие цвета, но я, напротив, стараюсь носить сдержанную гамму, чтобы эту жесткость смягчить. То есть решаю не вопрос красоты, а вопрос психологического комфорта. Возвращаясь к моему второму образованию и профессии: в конце концов, я почувствовала, что все-таки не готова так влезать в души своих клиентов.
Зато одним из предметов, который у нас преподавали, был пиар. И следующие 4-5 лет я проработала в пиар-агентстве. Потом ушла в декрет, и через некоторое время мысль о возвращении в офис стала приводить меня в ужас — там был ненормированный график, порой я приходила с работы в 2 часа ночи, а в 10 утра надо было снова быть на месте. Для человека, у которого есть семья и какие-то еще свои увлечения, это сложно.
Но кстати, именно во время работы в пиаре я начала интересоваться вопросами натуропатии и омоложения, потому что в офисе все были младше, без детей, и, чтобы выдерживать такую «конкуренцию», мне нужны были дополнительные ресурсы.

— То есть истоки твоей профессиональной реализации в области аюрведы и натуральных средств ухода за собой берут начало там, в офисе пиар-агентсва, в режиме постоянного цейтнота?

— Да! Причем своим главным проводником и учителем я бы назвала тело и болезни. Именно болезни заставляют совершать шаги по усовершенствованию своего образа жизни. Сложность была еще и в том, что мне никогда не помогали химические лекарства, а серьезных хронических заболеваний было несколько еще с детства.
И вот я перешагнула 30-летний рубеж — это время, когда тело постепенно перестает работать на тебя, уже ты должен на него работать, принимать его потребности. Мне стало казаться, что и фигура уже не та…да всё не то! Я решила этим вопросом основательно заняться. Начала с того, что пригласила массажистку, и вдруг эта девочка рассказала мне о книге Роберта Свободы «Пракрити: ваша аюрведическая конституция». Это была первая книга по аюрведе, которую я прочитала. И, наверное, худшая, которую можно было по этой теме прочитать в качестве первой — настолько она запутанная! Но когда ты находишь что-то свое, тебя ничто уже не может остановить, даже неудачная рекомендация. Позже я наткнулась на любимейшую мною книгу «Абсолютная красота» Пратимы Райчур, начала по ней делать первые простые рецепты аюрведической косметики. После появился мой блог, на который было подписано около 2 тысяч читателей — именно они подтолкнули меня к тому, чтобы изготавливать косметику за деньги, проводить семинары.

Anna&kid— А можешь сформулировать, что удерживало от возвращения обратно в офис, где у тебя, на тот момент, было больше опыта и уверенности?

— Во-первых, проявившиеся разом проблемы со здоровьем и внешностью — благодаря аюрведе они стали стремительно разрешаться. Во-вторых, от читателей моего блога стало приходить все больше и больше запросов. Ну, собственно, так и бывает, когда делаешь что-то с удовольствием и от души — это всегда начинает тоже кому-то требоваться. В-третьих, когда попадаешь в «свой» поток и выбираешь быть в нем, он уже сам тебя несет, ты прикладываешь совсем немного усилий, а чувствуешь себя бесконечно хорошо. Ну и наконец, я была неофитом, совершенно очарованным этой математически точной древней наукой, которая принципиально меняет состояние тела, разума. А к моменту, когда иллюзии по поводу аюрведы немного схлынули, у меня уже было накоплено много знаний и опыта, были постоянные клиенты.
И кое-что еще, может, даже самое главное: я приняла себя, как специалиста в этом деле.
Ведь это очень болезненная тема для тех, кто уходит из офиса и начинает заниматься чем-то другим — часто у человека нет диплома, в котором написано «да, ты химик» или «да, ты ученый», и из-за этого он чувствует себя самозванцем. Ему страшно, что кто-то придет и скажет: а ты кто такой? А какое ты право имеешь этим делом заниматься? И при этом мы все понимаем, что диплом ничего не решает, что поликлиники забиты врачами, которые выписывают однообразные рецепты, что парикмахерские забиты мастерами, которые уродуют клиентов (смеется)… Но позволить именно себе делать что-то без «корочки», без официальных «маркеров», которые могут быть приняты в профессии, — это смелый шаг. Я часто общаюсь с людьми, которые ушли в свой бизнес или какое-то новое дело с нуля, многое сами изучили — почти у всех вижу этот «синдром самозванца» и страх собственного несовершенства, некомпетентности в чем-то. Я решила просто делать то, что делаю, не нуждаясь в одобрении абсолютного большинства.

— Есть ли что-то, чего ты боишься относительно своего дела? Какой-то элемент нестабильности в нем?

(после паузы) Нет, знаешь, страхов уже нет. Все-таки за семь лет я прошла большой путь. А кроме того у меня произошло определенное насыщение профессией в том смысле, что не боюсь ее отпустить. Если вдруг в какой-то момент она выскользнет из рук, значит, пространство освободилось, и настало время чему-то другому войти в мою жизнь. Кстати, как раз аюрведа и йога меня этому научили. Иногда ты находишься на вершине волны, иногда на глубине… У меня так уже было с аюрведой — лет через пять активной практики начался спад активности, я перестала писать статьи в блог и в журналы, перестала вести мастер-классы. Сначала просто взяла паузу — обычно в это пустое пространство приходит что-то новое, у меня так раньше работало. Но не в этот раз. Теперь ничего не приходило.
Тогда я начала делать вещи, не характерные для меня. Ведь чем старый человек отличается от молодого? Старый делает то, что он уже умеет, снова и снова, а молодой все время чему-то обучается. И вот я стала учиться обращаться за помощью — например, не сама делала массаж другим, а снова была клиенткой. Потом поехала в три необычных путешествия. В палаточный поход с детьми в Карелию, где я читала книги, которые давно хотела прочитать,  занималась телесными практиками по 2-3 раза в день… Дальше мы с мужем уехали вдвоем на Байкал. И последнее — я без семьи отправилась в девичьей группе в Непал. Казалось бы: делала вещи, которые раньше считала глупыми или даже опасными. Но порой, чтобы что-то внутри переключилось, именно это и нужно! По завершении всего ко мне пришел третий ребенок и…все понеслось с утроенной силой (смеется).ANN_1598

А еще, если говорить про нестабильность в профессии, то поначалу, как любой восторженный неофит, я верила, что нашла нечто идеальное и теперь смогу исцелить любые проблемы, свои и чужие, с помощью теории трех дош (примечание автора: в аюрведе три доши — это основные био-энергетические силы, субстанции, возникающие и выходящие из нашего организма; от их баланса зависит наше физическое, эмоциональное, ментальное состояние). Но сейчас я также понимаю, что не все так просто и кому-то аюрведа может не подойти для решения проблемы. Например, так было с моим старшим ребенком-аллергиком — мы вернулись к гомеопатии, которая в его случае более эффективна. Также с некоторыми клиентами при подборе ухода, бывает, нужна настойчивость — мы пробуем одно, другое, в результате находим подходящий состав, но не все готовы тратить время на эти поиски. И для меня, как для специалиста, здесь тоже важный урок: разрешить себе не быть, грубо говоря, господом богом. У всех свой путь — кому-то твой путь подходит и он идет рядом с тобой, а у кого-то другая дорога — и ни для человека, ни для меня в этом нет ничего стыдного, плохого, неправильного.

— Как твое дело связано с твоей личной философией, образом жизни? И особенно сейчас, когда появился третий ребенок?

— Один из переводов слова «аюрведа» — наука о жизни. И благодаря ей ты получаешь возможность видеть чуть глубже, понимать причинно-следственные связи, которые есть повсюду.
И с третьим ребенком, как и с занятиями аюрведой в свое время, я теперь тоже позволяю себе быть несовершенной. Ты изначально уже хорош, сам по себе, не нужно все время гнаться за идеальностью. Твои дети могут не всегда вести себя воспитанно, в раковине может стоять немытая чашка, иногда ты заболел и не успел подготовить заказ — звонишь и извиняешься, рассчитывая на то, что там, на том конце провода, тоже живой человек, который может тебя понять. Когда ты снимаешь с себя эти сверх-ожидания, которые навязывает социум, ты понимаешь, что мир на самом деле другой и другое в нем важно: гармония и счастье.
Поэтому через пару месяцев после третьих родов я взяла няню. Больше не испытываю чувства вины, если ребенок готов просто полежать рядом в люльке, пока я занимаюсь чем-то по работе… В общем, я снизила накал требовательности к себе и перестала сравнивать себя со всеми остальными.

11— У меня к тебе последний вопрос. Расскажи о ближайшем профессиональном замысле, который хочешь осуществить.

— Мне бы, конечно, хотелось, чтобы когда-нибудь это стало профессиональным проектом… Вот уже года два идея выкристаллизовывается и надо еще, видимо, дать ей время… Она отчасти связана с темой «ведической женственности», но с неожиданной стороны — опровергает ее. Мне очень интересна тема матриархата у дравидов (прим. автора: народы, населяющие главным образом Южную Индию; по мнению многих учёных, предками дравидов в 3-2 тысячелетии до н. э. была создана Хараппская цивилизация): забытые мужеские и женские инициации, принципиально другое взаимодействие, время, когда женщина занимала почетное место как в мирской жизни, так и в религии, основу которой составлял культ богини-матери. Ведь уже многие ощутили, как им тесно в рамках «ведической женственности», она для них не работает, ты сама давно писала об этом. Похоже, древние люди знали ответ, и хотя эти знания были частично уничтожены, я по кусочкам их собираю, ищу книги у букинистов, например, сейчас увлечена работами Андре Ван Лизбета. И надеюсь, что когда-нибудь получится эти знания трансформировать в какой-то курс, программу, которая поможет не только мне, но и другим женщинам чувствовать себя уверенными, свободными, спокойными, крепко стоящими на земле.

 

Метки

Комментарии закрыты.